В этом безумном мире
еще остался
последний дозор.
г. Симферополь +7(978)920-55-88
г. Севастополь +7(978)924-28-87
г. Москва +7(495)967-94-45
Продажа готовых юридических лиц в Крыму

Последний дозор >> Кто узаконит национализацию в Севастополе

Кто узаконит национализацию в Севастополе

Правительство Севастополя 30 января 2018 года предпримет попытку руками депутатов Заксобрания принять закон о выплатах за имущество, которое в 2015 году было незаконно национализировано решением экс-губернатора Сергея Меняйло.

История вопроса

Напомним, 28 февраля 2015 года на тот момент глава Севастополя Сергей Меняйло созвал внеочередное заседание городского Заксобрания.

За два часа до его начала губернатор внёс и потребовал в двух чтениях принять закон о национализации частных украинских предприятий.

По сведениям автора этих строк, накануне Меняйло кулуарно встречался с депутатами: убеждал их проголосовать «за» и говорил, что, если есть необходимость, список фирм можно редактировать. Тонкий намёк можно было трактовать по-разному. В перечне для национализации было 63 предприятия.

Депутаты группы Чалого, находясь под немыслимым давлением, десятью голосами против отклонили документ, который нарушал множество законов РФ и, прежде всего, Конституцию, которая гласит, что частная собственность неприкосновенна.

Меняйло пребывал в ярости, хотя это была не его идея. Незаконную национализацию, по сведениям источника ForPost в правительстве Севастополя, ему навязал на тот момент полпред Президента в Крымском федеральном округе (упразднён 28 июля 2016 года – прим.) Олег Белавенцев. По сведениям нашего собеседника, Белавенцев также был тем человеком, который сумел согласовать вопрос национализации и с кем-то из Кремля. После этого публично стали использовать как форму давления то, что национализировать объекты «просит Москва».

В реальности же ни одного подтверждения этому утверждению ForPost не нашёл.

Учитывая, что вопрос национализации в Крыму и Севастополе уже был пролоббирован на высоком уровне, а депутаты "незаконный закон" принимать отказались, Меняйло, как член команды Белавенцева, хотя и ведомый, поздним вечером 28 февраля 2015 года принял постановление правительства №118-ПП о национализации.

В списке уже было не 63 объекта, а 13 предприятий. Из них 12 фирм относятся к Севморзаводу, отдельно было добавлено ГП «Конструкторское бюро радиосвязи» (в народе «Одеколон»).

Отменить национализацию

В Республике Крым тем временем незаконная национализация прошла по плану её организаторов.

В собственность РК ушло более 250 земельных участков, частных фирм, зданий. Сейчас по многим из них идут судебные процессы о возврате имущества собственникам.

В июне 2016 года замминистра экономики РФ Евгений Елин поручил властям Севастополя и Крыма разработать механизм возврата национализированного в Севастополе и Крыму имущества прежним владельцам.

По сути, Елин просил отменить национализацию. Исходил он из озвученных выше принципов – она полностью незаконна и ставит власти в очень неловкую ситуацию.

Тогда же вице-премьер РФ Дмитрий Козак, курирующий Крым и Севастополь, поручил местным властям разработать нормативные акты, которые бы перевели проблемный вопрос в правовое поле.

Позже – 7 ноября 2017 года – позицию по проведённой в Крыму и Севастополе национализации выразил Конституционный суд (КС) РФ.

КС в своём постановлении №26-П сказал, что только лишь включение каких-либо объектов в списки на национализацию не нарушает Конституцию, поскольку такие списки «не предполагают произвольного прекращения права частной собственности на имущество».

Но, как мы знаем, команду Меняйло это не смутило.

Прекращение прав собственности, говорит КС, возможно исключительно в судебной плоскости, чего в Севастополе не было.

Таким образом, КС разъяснил: суды Крымского полуострова должны принимать к рассмотрению иски от лиц, которые до весны 2014 года владели предприятиями, а после национализации лишились своего имущества.

О чём просил Козак

Вернёмся к просьбам замминистра экономики Евгения Елина, позже – замминистра экономики Андрея Назарова и вице-премьера Дмитрия Козака разработать «нормативно-правовые акты Севастополя для урегулирования вопросов о защите имущественных прав граждан».

Конкретных указаний создавать этот акт в виде закона Козак не давал.

Учитывая, что правительство Севастополя 28 февраля 2015 года уже приняло нормативно правовой акт №118-ПП, который привёл к незаконной национализации, логично было ждать от органа исполнительной власти и второго постановления правительства, переводящего возникшие проблемы в правовое поле.

Однако правительство Севастополя в марте 2017 решило вместо ведомственного постановления написать законопроект. А сделать из этого проекта нормативно-правовой акт, по версии правительства, должно Заксобрание, которое законы принимает.

Уход от ответственности

Сейчас правительство Дмитрия Овсянникова пытается переложить ответственность за последствия по легализации незаконных действий команды Меняйло на других – на Заксобрание.

С одной стороны, нового губернатора понять можно: не он подписывал №118-ПП. С другой, институт исполнительной власти не должен бояться признавать свои «косяки» и обязан все ошибки исправлять.

Но не за счёт доверия жителей.

На личных встречах с депутатами Заксобрания в конце 2017 года Дмитрий Овсянников заявлял, что ему нужен именно закон.

Но любой закон никогда не должен покрывать ранее совершенное преступление.

Если командой бывшего губернатора совершались незаконные действия, почему в Севастополе должен появляться закон (!), легализующий противоправные решения?

В феврале 2015 года депутаты заксобрания во главе с Чалым не пошли на сделку с совестью и не приняли закон, отбирающий частную собственность, хотя неискушенный народ требовал этого и воспринял бы на "ура". Это факт.

Напомним, что в России – представительная демократия. Депутаты представляют горожан – граждан России, проживающих в Севастополе.

Переложить ответственность за произошедшее ранее на горожан – удобно, но нечестно.

За честность

Депутат Заксобрания Вячеслав Аксёнов сказал ForPost, что, с одной стороны, надо предпринять в направлении последствий от национализации определенные действия.

А с другой: «Не понимаю, почему это должно делать Заксобрание. Если первоначальный акт приняло правительство, то почему бы правительству не принять второй акт, закрывающий эту тему».

Личную позицию, что депутаты не должны поддерживать законопроект о компенсациях, ForPost высказал и зампред Заксобрания Александр Кулагин.

«Поскольку мы не участвовали в национализации, а наоборот её отклонили в 2015 году, то и вопрос компенсации не может быть решён за счёт закона Севастополя», – сказал Александр Кулагин.

Народный мэр Севастополя Алексей Чалый считает, что власти должны принять честное решение.

«Моя позиция такова: решение принималось правительством. Правительство и должно эту ситуацию разрулить. Альтернатива – правительству принять постановление. Это ничем не лучше и не хуже, чем закон. Но честнее».

Председатель Рабочей группы по международно-правовым вопросам при Постоянном Представительстве республики Крым при Президенте РФ, московский юрист и адвокат Александр Молохов убеждён, что нормативный акт о компенсации за национализацию в Севастополе должен пройти общественную экспертизу, экспертизу на уровне нулевого чтения, должен получить заключение юристов, прежде всего, практиков, правоведов.

Чтобы в итоге не наломать дров и не насмешить весь мир и юридическое сообщество.

Чего хотят?

Правительство хочет, чтобы депутаты дополнили закон города Севастополя от 25 июля 2014 года № 46-ЗС «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории города Севастополя» новой статьей 2.1, которой регулируются вопросы возмещения собственникам стоимости имущества, национализируемого городом Севастополем.

Начальник государственно-правового управления Президента РФ Лариса Брычёва в марте 2017 года написала в письме замгубернатора Илье Пономарёву: «Замечаний концептуального и правового характера по названным проектам нормативных правовых актов не имеется».

Также отсутствие замечаний к тексту документа подтвердил замминистра экономического развития Андрей Назаров.

В свою очередь, правовое управление Заксобрания Севастополя говорит, что сам правовой институт национализации на сегодняшний день не имеет конкретного законодательно установленного правового содержания.

Также законопроектом предусматривается только возмещение собственнику стоимости национализируемого имущества и прочих убытков, а все прочие вопросы остаются неурегулированными, в том числе и основания национализации, которые могли бы быть установлены в суде.

«Мы не варвары»

Председатель комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолий Аксаков рассказал ForPost, что если бы в Крыму и Севастополе национализацию провели по закону, то ещё непонятно, кто должен был бы выплачивать деньги: российское государство или украинские олигархи, которые не выполняли свои обязательства перед национализированными предприятиями.

«Национализировать нужно по закону. Если предприятие не работало и накопило долги, государство, фактически за долги забирает это предприятие для того, чтобы обеспечить людей работой. Национальную можно провести, учитывая общественную или национальную значимость фирмы. Тогда предприятие выкупается с компенсацией. Если предприятие нормально функционировало, платило налоги, выполняло обязательства перед кредиторами, то должна быть компенсация исходя из рыночной стоимости на момент национализации. Если предприятие имеет кредитора, с которым не может расплатиться, то государство должно решить вопросы с кредитором», – рассказал Анатолий Аксаков.

Адвокат Александр Молохов сказал ForPost, что доволен тем, что в Севастополе, наконец, поняли актуальность разобраться с последствиями национализации.

Главное, по его словам, «не наступить на те же грабли, что и в Крыму».

Крымский закон о выплате компенсаций, считает он, абсолютно безобразный и не конституционный.

Людей, у которых изъяли имущество, ставят в положение просящих милостыню. Бывшие собственники должны бегать по всем инстанциям, доказывать, что «они не верблюды», приносить кучу справок и бумаг, которые органы власти им не дают. Также бывших собственников заставляют оплачивать оценку, при том, что оценщика им навязывают. В ближайшее время, считает Молохов, крымский закон будет обжалован в Конституционном суде.

«Моё мнение очень простое. Если собственность законным легальным путём приобретена в Украине, то компенсировать нужно эту собственность хоть Порошенко, хоть кому угодно. Мы цивилизованные люди, мы не должны вести себя, как варвары. Пора этот порочный круг прекратить. Это безумие. Иначе у нас никогда не будет уважения к частной собственности», – сказал Александр Молохов.

Главный замысел

Замгубернатора Илья Пономарёв рассказал ForPost, что на одном только национализированном Севморзаводе более 360 объектов недвижимости.

И замысел законопроекта, который правительство просит принять депутатов, по его словам, в том, чтобы «мы получили иски от предыдущих собственников в российские суды».

«Если они обратятся в российские суды, они признают юрисдикцию России. В этом замысел», – сказал Илья Пономарёв.

Поскольку национализация прошла на уровне субъекта Российском Федерации, то и разбирательства, и ответственность Севастополь должен нести на уровне субъекта, считает он.

«А почему это законодательным актом нужно сделать, - потому что такова позиция государственного правового управления Администрации президента. Которая, конечно, не в категоричной, но в рекомендательной форме просила такой закон принять», – сказал ForPost Илья Пономарёв. И слукавил.

Как мы писали выше, помощник Президента Лариса Брычёва в марте 2017 года говорила, что у нет замечаний к тексту представленного законопроекта. И всё.

Других проектов нормативно-правовых актов ей из правительства Севастополе просто не присылали.

Чтобы не требовали

По сведениям ForPost, Дмитрий Овсянников на встречах с депутатами убеждал их принять закон, поскольку от него "требуют исполнения поручения" в Севастополе.

Но по словам Александра Кулагин, представленный законопроект не будет работать, а принимать законы, которые не имеет шансов быть исполненными – неправильно.

«Нам предлагают возместить стоимость имущества в ограниченные сроки (до 1 июля 2018 года – прим.). Мы тогда своим законом, с одной стороны, легализуем постановление №118-ПП. С другой стороны, заводим ситуацию в никуда», – сказал Александр Кулагин.

Зампред парламента объясняет свою позицию на примере Севморзавода.

У этого предприятия есть собственники и есть акционеры. Кто должен получить компенсацию?

Права акционеров при национализации не были нарушены, поскольку имущество забрали у юрлица Севморзавод. А акционеры так и продолжают быть акционерами этого АО.

Если бы приняли решение забрать акции, то нарушили бы права акционеров, поясняет бывший аудитор Александр Кулагин.

Допустим, Севморавод владеет зданиями и сооружения, – продолжает Кулагин. Правительство здания отбирает. Ущерб нанесен? Все зависит от ряда факторов.

Например, один из цехов завода сегодня оценивается в 1 рубль. Чтобы запустить там производство, в этот цех нужно вложить огромные деньги.

Проще его разобрать и построить с нуля.

Более того, оценки имущества никто не проводил. Её, с одной стороны, можно проводить по балансовой стоимости имущества, которая близка к нулю.

Но компенсировать нулевую стоимость странно. Поэтому должна быть определена рыночная стоимость по аналогии с изъятием имущества.

Но рыночной стоимости на момент 28 февраля 2015 года не существовало.

Не будет, по словам Кулагина, работать закон о компенсации за национализацию и потому, что в бюджете города не предусмотрены для этих целей деньги.

Пусть каждый горожанин сам сделает выводы, о том, как «разруливать» последствия поспешной национализации. Но её бумеранг уже ударил по Севастополю, и это хорошо прочувствовали на себе сами национализированные предприятия и их коллективы.

Голосование за законопроект правительства назначено на 30 января.

 

Сергей Абрамов

Источник: http://sevastopol.su/news/kto-uzakonit-nacionalizaciyu-v-sevastopole